События,
анонсы
linia
linia
linia
           Все событияicon
RSS ВКонтакте facebook

Владислав Петров - Древняя история секса в мифах и легендах

Древняя история секса в мифах и легендах

Владислав Петров
Наши далекие предки жили, сообразуя свои желания и поступки с окружающей природой, и в первозданной наивности называли вещи своими именами. Естественное в их понимании не было стыдным - и поэтому те, кто находят в мифах и легендах нечто неприличное, всего лишь выдают собственные, подпорченные цивилизацией мысли. В полной мере это относится и к тому широкому кругу ситуаций, понятий и тем, которые так или иначе объединяются словом «секс». Эта область мифологии возникла одновременно с Homo sapiens, и отказываться от нее, по меньшей мере, глупо. А вот знать, какое место занимал секс - важнейшая сторона жизни каждого нормального человека - в представлениях людей древности, никому не вредно. Книга писателя и историка Владислава Петрова охватывает мифы, легенды и предания почти шестисот народов - как исчезнувших, так и здравствующих поныне. Большинство упомянутых в ней сюжетов впервые публикуются на русском языке.
В корзину
320.00 руб.
ISBN 978-5-91678-191-5
М.: Ломоносовъ, 2014, 272 с., пер., ил., формат 140х210 мм

Электронную книгу:
Владислав Петров «Древняя история секса в мифах и легендах» можно заказать в формате: pdf djvu fb2

200.00 руб.

От невинного почкования до огненных фаллосов

Широчайший простор для воображения дает индийская мифология — она представляет собой совокупность различных мифологических систем, в которых каждому из высших богов рано или поздно выпадает главная роль. Привести к единой канве конгломерат индийских мифов весьма сложно, и мы оставим решение этой задачи кому-нибудь другому, а сами попробуем рассказать несколько сюжетов, имея в виду заявленную тему и заранее извинившись за вынужденное упрощение многих мотивов. При этом хотелось бы уточнить: говоря «индийская мифология», мы поведем речь прежде всего об индуистской мифологии, близкой подавляющему большинству населения Индии, и пренебрежем указанием строгой науки, что мифология индийцев стоит на трех китах и включает также ведийскую и буддийскую части.

Правит всем в индуистской мифологии тримурти — божественная триада, куда входят Брахма, Вишну и Шива. Первым появился «творец», «наставник мира», «владыка сущего» Брахма, который «подобен тысяче солнц», — он возник в золотом яйце, плавающем в первозданных водах, и силой духа располовинил это яйцо, причем из одной части образовалась земля, а из другой небо. Себя Брахма, изначально бесполый, также разделил надвое, обретя сразу и мужскую, и женскую ипостаси. Правда, женские качества Брахмы впоследствии не особенно проявлялись, а вот по части применения мужских он преуспел. Но прежде, чем это случилось, он — опять-таки силой духа (и никакого секса — да и не с кем было!) — породил восьмерых сыновей. Старший Маричи отпочковался от его плеча, Атри вышел из глаза, Ангирас возник, по одной версии, из уст, а по другой — из семени, упавшего — важное уточнение! — на горячие угли, Пуластья, Пулаха и Крату явили собой материализацию мыслей демиурга, Дакша родился из большого пальца его правой ноги и восьмой, поскребыш Бхригу, опять-таки из семени.

Дети Брахмы породили многих богов, прославились бесчисленными деяниями, а кое-кто временами обретал невероятную силу. Тот же Бхригу в определенный период своей биографии мог безнаказанно пренебречь почитанием отца-демиурга, а Шиву — великого Шиву! — превратить в лингу, то есть в фаллос, за то, что тот не принял его, поскольку аккурат в момент визита Бхригу занимался любовью с супругой. Среди многочисленных качеств отпрысков Брахмы нельзя не отметить своеобразное чувство юмора. Вот, скажем, Пуластья — весьма важный персонаж индийской мифологии, облеченный особым доверием отца (через него были переданы людям пураны — канонические религиозные тексты) и наделенный по наследству функциями творца, — не упускал случая пошутить, даже когда дело касалось производства потомства: он стал родоначальником ванаров, то есть обезьян, киннаров — людей с птичьими или конскими головами (в последнем случае — близких родственников греческих кентавров), а также демонов ракшасов.

Заслуживает упоминания один эпизод, связанный с Пуластьей. Как-то он молился в ашраме, обители мудрецов и отшельников, причем это был не простой ашрам где-то в захолустье, а на священной горе Меру, где проживает Брахма, и тут вдруг туда явились небесные девы апсары. Вообще-то индийская мифология вменяет апсарам в обязанность прислуживать богам, ублажать попавших на небо героев и насылать на людей любовное безумие. Но в этот раз, вероятно, апсары были не на службе, поскольку явились в ашрам со своими любовниками и устроили форменное безобразие. Пуластья, бывший всему этому свидетелем, вместо того чтобы разметать негодниц на атомы (что ему, как все мы понимаем, не составило бы труда), просто объявил, что отныне любая девушка, зашедшая в ашрам, тут же забеременеет. Первой, однако, пострадала ни в чем не повинная дочь мудреца Тринабинду — Манини, и Пуластья, как честное божество, женился на ней. Результатом этого супружества стал мудрец Вишравас, который, в свою очередь, произвел сынка Куберу, трехногого и одноглазого. Этот Кубера поначалу показал себя не с самой лучшей стороны, подглядывая в лесу за совокуплением Шивы с женой Умой, за что лишился единственного глаза и навлек проклятие на всех лиц мужского пола, посещающих лес Гаури, — они незамедлительно превращаются в женщин. Наказание, впрочем, пошло Кубере на пользу: он предался жестокой аскезе и проявил себя на этом поприще столь блистательно, что Брахма даровал ему бессмертие и сделал богом богатства — таким образом, ныне Кубера распоряжается всеми сокрытыми в земле сокровищами.

О потомках других сыновей Брахмы тоже есть что рассказать, но за экономией места делать мы этого не будем — лишь упомянем, что от Маричи произошел божественный мудрец Кашьяпа, за которого седьмой сын Брахмы — Дакша отдал тринадцать из пятидесяти дочерей от жены Вирини (кстати, своей сестры, появившейся на свет из пальца левой ноги Брахмы). Одна из этих дочерей — Адити — родила от Кашьяпы восьмерых детей-богов, причем последний, Вивасват, родился без рук и ног, а затем еще и старшие братья постарались и отсекли ему все выступающие части, превратив Вивасвата в гладкий шар. Это не помешало ему вести полноценную жизнь, наполненную сексуальными играми. Например, как-то он, превратившись в коня, овладел своей женой Саранью, пребывавшей в образе кобылицы, и она родила — правда, почему-то из ноздрей — близнецов Ашвинов (чье одно на двоих имя так и переводится — «рожденный от коня»), на которых возложена чрезвычайно важная мифологическая обязанность: объезжать вселенную и прогонять тьму. Кроме того, согласно древнейшему памятнику индийской литературы «Ригведе», Вивасват с Саранью зачали первого человека. Таким образом, первый человек, по индийской версии, приходится Брахме праправнуком.

Впрочем, насчет появления людей имеется и другое мнение. Многодетный отец Брахма, как мы уже видели на примере Вирини, порождал не только сыновей, но и дочерей. С одной из них, известной под разными именами, но прежде всего Сарасвати и Вач, он вступил в кровосмесительную связь, результатом которой и стало появление человечества. Одно из преданий сообщает, что перед этим Сарасвати успела побывать женой Вишну, который имел трех жен — Сарасвати, Лакшми и Гангу, — но они так часто ссорились, что Вишну сделался решительным противником многоженства и отдал Гангу Шиве, а Сарасвати — Брахме.

Тема инцеста, заметим, постоянно сопровождает Брахму. Согласно еще одному мифу, он породил девушку Гаятри (мифы часто смешивают ее с Сарасвати), применив «священный слог» и не пожалев в качестве исходного материала половины своего тела. Старался демиург не зря: Гаятри получилась такой хорошенькой, что он тут же без памяти в нее влюбился и даже создал себе четыре лица, чтобы всегда видеть любимую, с какой стороны она бы ни оказалась. Такое внимание, видимо, сильно утомило Гаятри, и она отправилась подальше от папаши на небо; тогда Брахма создал себе пятое лицо — чтобы постоянно смотреть вверх. Созерцанием дело не ограничилось: страсть затуманила Брахме сознание и он совокупился с Гаятри, за что и пострадал от ревнителя индуистской нравственности Шивы, который отрубил ему пятую, обращенную к небесам, голову. Вообще-то инцест, конечно, дело нехорошее, но все-таки любопытно, как там у Брахмы с Гаятри все происходило, учитывая, что у демиурга имелось целых четыре тела. Приходится наступать на горло воображению…

Впрочем, не поймешь, что лучше: всепоглощающая страсть или холодность чувств. В направлении индуизма — вишнуизме, особенностью которого, как можно догадаться из названия, является поклонение Вишну, бытует легенда о том, как Вишну принял вид красавицы Мохини и воспылал страстью к Брахме, а тот не ответил взаимностью — и все равно пострадал. Вишну не только заставил Брахму каяться, но и создал несколько Брахм — десятиликого, столикого и даже тысячеликого, — которые затмили «владыку сущего», имевшего, как мы помним, «всего» четыре лика, и отодвинули его на второй план в небесной иерархии.

Между прочим, Шива (хотя и считается весьма нравственным богом), однажды увидев Мохини, так пленился ею, что с недвусмысленным намерением упросил Вишну специально для него еще раз принять эту аватару. Когда воплощение совершилось, Шива удовлетворил свою похоть, и в результате на свет явилось божество Харихара, в самом имени которого уже содержится указание на то, кто его родители, поскольку Хари (Избавитель) — это одно из многочисленных имен Вишну, а Хара (Уносящий) — соответственно Шивы.

Некоторая непоследовательность действий не помешала Шиве стать главным богом второго по численности сторонников после вишнуизма направления в индуизме, с чем связаны его имена Махадева («Великий Бог»), Махешвара («Великий Господин») и Бхава («Сущее»). Адепты шиваизма считают, что Шива олицетворяет созидающие и разрушающие силы мироздания, причем склонность к творению отражена в основном его символе — линге-фаллосе, что и не удивительно, если учесть, как именно Шива поднялся на высшую ступень индуистской иерархии. Шиваистский миф сообщает, что как-то Брахма и Вишну заспорили, кто из них по части созидания круче, и в разгар этой полемики вдруг откуда ни возьмись материализовался символ Шивы линга, да еще огненный и такой большой, что Брахма и Вишну не смогли разглядеть ни начала его, ни конца. Заинтересовавшись столь необычным явлением, Брахма обратился в гуся и в поисках конца линги взлетел в небо, а Вишну принял облик кабана и вгрызся в землю, надеясь добраться до корней могучего органа, но оба потерпели неудачу. После этого им не осталось ничего иного, как признать Шиву верховным богом.

Скульптурное изображение линги, стоящего на йони — женских гениталиях, — основной объект поклонения шиваистов. Эти изваяния, порой внушительных размеров, и ныне весьма распространены по всей Индии. Кстати, йони — не банальные половые губы и клитор сами по себе, а символ жены Шивы — Парвати, которая приложила немало усилий, чтобы затащить Шиву в свои объятия. Она появилась в поле зрения Шивы не вовремя, поскольку Бхава-Сущее в это время предавался суровой аскезе, не предполагавшей общение с дамами, но, с другой стороны, надо признать, что на Шиву у нее имелось полное право, поскольку в Парвати возродилась его первая жена Сати, совершившая самосожжение на священном огне. Поначалу Шива отклонил предложенные ласки и даже сжег огнем своего третьего глаза бога любви Каму, который оказывал Парвати посильную помощь. При этом он сильно рисковал, ведь Кама сам обладал изрядной мощью: индийский мифологический герой Арджуна, отвергнувший домогательства апсары Урваши и тем самым обидевший Каму, был наказан импотенцией — хорошо еще, что Индра, ведающий в индийской мифологии мужской силой, ограничил срок эректильной дисфункции героя одним годом.

Правда, в тот момент индуистский пантеон был готов простить Шиве все, что угодно, лишь бы он женился на Парвати, поскольку у них, согласно предсказанию, должен был родиться сын, один только и способный одолеть демона Тараку, который сильно досаждал богам. Но когда желание богов наконец исполнилось и брак настойчивой Парвати и Сущего состоялся, у Шивы случилось преждевременное семяизвержение, и сперма попала в огонь, в зону ответственности бога Агни, который поймал ее, но, однако, не сумел удержать и обронил в небесную реку Гангу. С ее водами сперма попала на божественную гору Химават, где и возник из нее Сканда, впоследствии возглавивший войско богов и убивший вредоносного Тараку. Все хорошо, только не совсем ясно, какое отношение ко всему этому имеет Парвати, до половых органов которой семя Шивы так и не добралось.

Со вторым сыном Шивы и Парвати — слоноголовым Ганешей — тоже не все просто. Как-то Парвати соскребла грязь со своего тела, слепила из нее фигурку юноши и оживила ее. Тут как раз Шива решил навестить жену, но Ганеша не пустил его в покои. Шива осерчал и отсек неучтивому мальчишке башку, но потом загладил ошибку, приставив ему голову слона. В общем, как и в случае со Скандой, все кончилось наилучшим образом, и позже, окрепнув, ибо, чтобы носить слоновью голову на плечах, нужно обладать серьезной физподготовкой, Ганеша стал главой низших божеств и возглавил свиту Шиву.

Странная все-таки семейка была у Шивы: один сын родился без участия матери, к рождению другого оказался непричастен отец… Правда, если принять за объяснение миф об Ардханаришваре — божестве, в котором слились в единое целое Шива и Парвати, то все становится ясно. Этот Ардханаришвара был гермафродитом: правая его сторона, синего цвета, нарочито воинственная, с вызывающей откровенностью демонстрировала лингу в состоянии эрекции, а левая, розовая, была грудаста, и ее единственный глаз глядел по-женски нежно и ласково…

Индийская мифология тем хороша, что все ее персонажи пребывают в постоянном движении, в их судьбах то и дело случаются невероятные перемены и даже боги, пребывающие на вершине власти, вынуждены придерживаться определенных правил поведения, иначе немедленно следует расплата. В различных мифологических и религиозно-философских системах на первый план выходит тот или иной член тримурти. Брахма, сотворив вселенную, определив течение времени и установив священные законы, постепенно сдает позиции верховного бога, уступая это место Вишну или Шиве. Власть же на небе достается богу грома и молнии Индре, которого Брахма сам и поставил царем над богами. Между прочим, Индра, имеющий ярко выраженное ведийское происхождение (более того, это самый популярный персонаж ведийской литературы), без особых проблем перекочевал в индуизм и индуистские мифы. Коротким сюжетом, связанным с Индрой, и хотелось бы закончить этот краткий экскурс в сексуальную жизнь высших чинов индийского пантеона. Вот какая замечательная история с ним приключилась...