Анонсы

Скоро в продаже: Джеймс Хедли Биллингтон «Век русской дворянской культуры. Середина XVIII — середина XIX века» Скоро в продаже: Джеймс Хедли Биллингтон «Век русской дворянской культуры. Середина XVIII — середина XIX века»

Книга американского историка Д.Х. Биллингтона посвящена культуре золотого века русской истории, когда Россия стала, говоря современным языком, мировой сверхдержавой. Но если в политике и военной сфере, особенно после победы над Наполеоном, ей почти не было равных, то в искусстве, литературе, просвещении она продолжала жить заимствованиями или, по крайней мере, была далека от того, чтобы диктовать свою моду. Так, во всяком случае, считает автор, делающий упор на иностранные влияния, что и понятно, поскольку принятая им точка зрения находится там, откуда эти влияния исходили. Д.Х. Биллингтона можно критиковать за ограниченность взгляда, с его аргументами можно спорить, но нельзя не признать его обширную эрудицию и искреннее желание разобраться в феномене русской культуры. Эту книгу стоит прочитать: всегда полезно знать, как твою страну видят со стороны.


Уже в продаже: Зигмунд Фрейд «Этот человек Моисей» Уже в продаже: Зигмунд Фрейд «Этот человек Моисей»

«Этот человек Моисей» — последняя и самая критикуемая работа Зигмунда Фрейда. Перенося метод психоанализа на историю целого народа, Фрейд предчувствовал, какое негодование — с самых разных сторон — обрушится на него после публикации, и заранее ответил критикам: «Всю свою жизнь я отстаивал то, что считал научной истиной, даже когда это было неприятно и небезопасно для моих последователей. Я не могу кончить жизнь актом отречения». Моисей, по Фрейду, не еврей, а египтянин, скорее всего, жрец, живущий во времена фараона Эхнатона, который первым ввел монотеистический культ. После смерти Эхнатона Моисей, сохранивший верность его идеям, распространяет свою религию среди рабов-семитов и уводит их из Египта. Цепь рассуждений приводит Фрейда к выводу о гибели Моисея от рук спасенных им людей, но посеянные зерна не пропали зря и спустя годы проросли в виде религии, которую евреи исповедуют поныне. В основе гипотезы Фрейда почти детективный сюжет, с ней можно не соглашаться, но и оторваться от нее невозможно, не дочитав до конца.


Уже в продаже: Герман Бенгтсон «Эллинистический мир в биографиях» Уже в продаже: Герман Бенгтсон «Эллинистический мир в биографиях»

Книга Германа Бенгтсона — это, по сути, представленная в лицах история эллинистического мира, охватывающая все время его существования (IV—I века до н. э.), от полководцев Александра Македонского, разделивших между собой созданную им империю, до последней в династии Птолемеев египетской царицы Клеопатры VII. Одно увлекательное жизнеописание перетекает в другое, и перед нами возникает картина непрерывного движения, вызывающего калейдоскопические изменения в Греции, Малой Азии и Восточном Средиземноморье. Но все это происходит лишь до тех пор, пока Рим, наконец одолевший Карфаген и накопивший достаточно сил, не начинает диктовать эллинистическим царям свою волю. Мощью своих легионов он подчиняет одну территорию за другой, и вот уже рушатся империи Селевкидов и Птолемеев и становятся римскими провинциями Македония, Пергам, Вифиния, Крит и Киренаика, Киликия и Кипр, Сирия и Египет...


Уже в продаже: Михаил Барг «Шекспир и история» Уже в продаже: Михаил Барг «Шекспир и история»

Так уж вышло, что английский XV век, вобравший в себя предысторию династии Тюдоров, просвещенная публика (и не только в России) знает в основном по пьесам-хроникам Шекспира — циклу о первых Ланкастерах и драматической тетралогии о Войне Алой и Белой розы. Оттуда идут и многие стереотипы, причем особенно не повезло королю Ричарду III, который с легкой руки великого драматурга предстает абсолютным злодеем. Но так ли все было на самом деле? Михаил Барг отвечает на этот вопрос, а заодно приводит многие подробности английской жизни, хотя, может быть, не это самое главное в его книге. Прежде всего она рассказывает о том, каковы были представления о времени в эпоху Шекспира, что понималось под историей и какая роль отводилась в историческом процессе человеку, а также о том, как Шекспир, чутко слушая свое время, отвечал на вечный вопрос о взаимоотношениях человека, власти и общества.


Уже в продаже: Анна Павловская «Мясо в мире победившего земледелия. От ритуальных жертвоприношений к стейкам и ветчине» Уже в продаже: Анна Павловская «Мясо в мире победившего земледелия. От ритуальных жертвоприношений к стейкам и ветчине»

В споре между системами питания оседлых земледельцев и скотоводов-кочевников победа за явным преимуществом досталась земледельцам. Ныне даже кухню монголов, одного из немногих народов, сохранивших верность скотоводческой традиции, нельзя представить без мучных блюд. Но как ни парадоксально, одним из важнейших признаков причастности к той или иной группе людей служит не зерно, а мясо. Оно стало своего рода определителем этнической, религиозной, экономической, социальной, хозяйственной, а то и гендерной принадлежности. Мясо обозначило четкое размежевание между христианами и мусульманами. Между монахами и мирянами. Между богатыми и бедными. Оно стало грехом, искусом, испытанием. И одновременно радостью, праздником, символом успеха. О мясе и его роли в истории культуры рассказывает эта книга.


Уже в продаже: Лев Карсавин «Культура Средних веков» Уже в продаже: Лев Карсавин «Культура Средних веков»

О Средних веках написано бесконечное множество книг, но второй такой, как «Культура Средних веков» Льва Карсавина — или хотя бы похожей на нее, — нет и вряд ли когда будет. Блестящий мыслитель Серебряного века, Карсавин видел свою задачу в том, чтобы раскрыть, по его собственному выражению, «психическую стихию» европейского Средневековья, показать «жизнь духа истории». Перед читателем проходят подвластные этому духу правители и римские папы, сменяют одно другое события, рождаются теории, и так созидается понемногу здание европейской культуры. Карсавин рассматривает это здание через призму столь близкой русской философии идеи всеединства, объединяющей в целостную систему человеческую личность, религию, этику, все связанные с ними процессы и в конечном счете — весь мир.


Уже в продаже: Иван Мейендорф «Византия и Московская Русь» Уже в продаже: Иван Мейендорф «Византия и Московская Русь»

Эта книга необычна ракурсом, в котором автор рассматривает события русской истории со второй половины XIII по XV век: взаимоотношения с Золотой Ордой, соперничество Москвы и Твери, войны с Литвой и в конечном счете собирание земель вокруг Москвы. Он словно смотрит из Византии, порой даже сквозь призму ее интересов, и помогают в этом ему, наряду с русскими летописями и прочими материалами эпохи, сохранившиеся, несмотря на гибель архива патриаршей канцелярии, документы Константинопольского патриархата за XIV век, в которых Русь упоминается довольно часто. Они свидетельствуют о чрезвычайной активности на русских землях, к тому времени политически разделенных между Польшей, Великим княжеством Литовским и Золотой Ордой, не только Византии, направлявшей духовную жизнь Руси, но и итальянских городов-республик, прежде всего Генуи, озабоченных сохранением своей торговли.


Уже в продаже: Борис Владимирцов «Чингисхан и монголы его времени» Уже в продаже: Борис Владимирцов «Чингисхан и монголы его времени»

Две части книги Бориса Владимирцова дополняют одна другую. Первую составила популярная биография Чингисхана. Автор отвечает на вопрос, как представитель оскудевшего рода, вынужденный в юности добывать себе пропитание охотой на сурков, сумел возвыситься над своим окружением, объединить монгольские племена, создать мощную армию и основать самую крупную в мире континентальную державу. Вторая посвящена быту, обрядам, семейной жизни монголов разных общественных слоев — от степной аристократии до крепостных вассалов. Немало сказано о том, каковы были отношения внутри родов и между родами, а также о побратимстве и обычае воспитывать чужих детей как своих. Особенность научного творчества Бориса Владимирцова состоит в его невероятной эрудиции, в использовании им огромного числа монгольских, китайских, персидских источников, с которыми он, как правило, работал в оригинале.



Уже в продаже: Уильям Монтгомери Уотт, Пьер Какиа «История мусульманской Испании» Уже в продаже: Уильям Монтгомери Уотт, Пьер Какиа «История мусульманской Испании»

Аль-Андалус — мусульманская Испания — занимает особое место в истории человечества. С одной стороны, аль-Андалус был частью обширного мира ислама, с другой — он существовал в тесном контакте с европейскими соседями, был крупнейшим образовательным центром и служил каналом, по которому проникали в Европу элементы более высокой в то время арабской культуры. Книга У.М. Уотта и П. Какиа рассказывает о мусульманском завоевании Испании в начале VIII века, об учреждении здесь потомками Омейядов процветающего Кордовского халифата, о крахе арабского правления и захвате власти североафриканскими берберскими династиями, наконец о Реконкисте и падении в 1492 году Гранадского эмирата, последнего мусульманского оплота на Пиренейском полуострове.



Уже в продаже: Александр Мишулин «Античная Испания до образования римских провинций» Уже в продаже: Александр Мишулин «Античная Испания до образования римских провинций»

Первые сведения античных авторов об Испании теряются в туманных представлениях о стране на Западе, где в саду нимф Гесперид растут золотые яблоки, рядом на горе титан Атлант держит на плечах небесный свод, а чуть поодаль, за Столбами Геракла, находится край света. Но время шло, и Испания понемногу обретала реальные очертания. Добравшиеся сюда мореплаватели повествовали о Тартессиде — царстве, богатом металлами и прежде всего серебром. Это повлекло на испанское побережье финикийцев и греков, потом здесь утвердился Карфаген, а затем пришли римляне, и Испания стала первой римской провинцией, завоеванной вне Италии и прилегающих к ней островов. О том, как все это происходило, об иберах и кельтах, населявших Пиренейский полуостров, о Тартессиде — первой испанской цивилизации, которую вполне серьезные ученые ассоциируют с платоновской Атлантидой, рассказывает эта книга.



Уже в продаже: «Жизнь итальянского города. Через Средние века к Возрождению» Уже в продаже: «Жизнь итальянского города. Через Средние века к Возрождению»

В книгу вошли работы двух очень непохожих авторов. Виктор Рутенбург сжато, точно, широкими мазками создает картину того, как итальянские города — от банкирской Генуи до университетской Болоньи — развивались в своем движении от поздней Античности к Возрождению. В фокусе его внимания политика, экономика и формирование городской среды. Ирина Данилова рассказывает о Флоренции XV века, которую современники называли цветком Тосканы и всего мира. Она смотрит на великий город и его Кватроченто, прошедшее под знаком правления семьи Медичи, через призму восприятия самих флорентийцев и в первую очередь глазами художников — Джотто, Мазаччо, Перуджино, Боттичелли, Гирландайо... Два автора дополняют друг друга, создавая объемный образ возрожденческой Италии с ее бытом, особым стилем жизни, живописью и архитектурой.


Уже в продаже: Дарья Трынкина «Японская демонология» Уже в продаже: Дарья Трынкина «Японская демонология»

Тэнгу — мужчина гигантского роста с птичьим клювом, водный демон каппа, летающий череп, «снежная женщина» Юки-онна, домовой дзасики-вараси, цукумогами — ставшие духами предметы, óни — красные, синие и черные демоны, отдаленно напоминающие чертей, рогатые пауки о шести хвостах величиной с корову, волшебные животные, духи растений и прочая нечисть. Оборотни всех сортов, опасные, страшные, часто отвратительного вида и склонные к людоедству. Пантеон японской демонологии неисчерпаем. Демоны живут среди людей, а иногда даже являют собой часть души человека, которая действует без его ведома. Вера японцев в них столь живуча, что до сих пор порождает новых персонажей, которые находят свое место в городском фольклоре. Обо всем этом рассказывается в книге, источником которой послужили японские письменные памятники VIII–XIV веков, «литература о чудесном», художественные и анимационные фильмы.


Уже в продаже: Алла Ястребицкая «Западная Европа XI – XIII веков. Эпоха, быт, костюм» Уже в продаже: Алла Ястребицкая «Западная Европа XI – XIII веков. Эпоха, быт, костюм»

В фокусе внимания этой книги быт и повседневная жизнь людей в эпоху европейского Высокого Средневековья — времени, когда научились ходить под парусом против ветра и освоили производство бумаги, построили ветряные мельницы и узнали арабские цифры, придумали футбол и стали перегонять спирт, когда появились механические часы, пуговицы, очки, брюки и юбки и многое другое, без чего не обходится современная цивилизация. Речь в ней идет о жилище, мебели, утвари, пище, одежде и о том, как все это изготовлялось и перевозилось; о доспехах и возникновении огнестрельного оружия; о сельском хозяйстве, ремесленной технике, транспорте; о болезнях, эпидемиях и гигиене, представлениях об устройстве человеческого организма и медицинской помощи. А также о городе и деревне в целом и о том, каков был жизненный уклад горожан, крестьян, феодалов и духовенства.


Уже в продаже: Владимир Богданов «Вперед к прошлому, или Познавательная археография» Уже в продаже: Владимир Богданов «Вперед к прошлому, или Познавательная археография»

На вопрос, как научиться понимать жизнь прошедших поколений, археограф скорее всего ответит: путем анализа информации в документах, которые они оставили. Поиск, изучение и введение таких документов в научный оборот и есть основная задача археографии, существующей в тесной связи с филологией, текстологией, архивоведением, дипломатикой, а порой и с криминалистикой. Археограф Владимир Богданов повествует о достижениях науки, которой занимается, свежо и увлекательно, причем во многом основываясь на собственном опыте. Он рассказывает о поисках и находках старообрядческих письменных памятников, приводит последние результаты исследования «Новгородского кодекса» — древнейшей восточнославянской книги, раскрывает малоизвестные подробности отречения Николая II и делает экскурс в историю развития отечественной археографии.


Уже в продаже: «Русский быт накануне Петровских реформ. Жилище, еда, одежда, деньги, занятия русских людей в XVII веке» Уже в продаже: «Русский быт накануне Петровских реформ. Жилище, еда, одежда, деньги, занятия русских людей в XVII веке»

Существует представление, что до Петра I повседневный уклад русских людей не менялся веками, но это заблуждение: перемены, пусть и медленно, происходили, а в XVII веке они охватили все стороны русской жизни. Преображалась бытовая культура не только знати, но и крестьян. Важный штрих: дошедшие до нас свидетельства изображают крестьянский двор богаче постройками, чем раньше. В домах состоятельных людей появились стекла в окнах, стулья, а на столе — фаянсовая посуда и кое‑где вилки. Изысканнее стала пища: источники отмечают более пятидесяти видов пирогов. В торговых рядах продавались привозные ткани, кружева, галуны, нитки всех цветов. Возник сафьянный завод, улучшилась выделка железных изделий, внедрялись новые агротехнические приемы. Происходившие перемены в умах отразились на внешнем виде: потерял силу обычай, предписывающий различие в длине одежды между знатными и простыми людьми. Словом, было в русском XVII веке то, за что его можно уважать, и то, ради чего его следует узнать поближе.


Уже в продаже: Вера Бокова «Отроку благочестие блюсти…Как наставляли дворянских детей» Уже в продаже: Вера Бокова «Отроку благочестие блюсти…Как наставляли дворянских детей»

Русское дворянство — это и высшая аристократия, допущенная ко двору, и аристократия непридворная, но родовитая, и мелкопоместные дворяне, и приобретшие дворянство по порядку службы офицеры и чиновники. Существовали дворяне потомственные и личные. Эти слои почти не смешивались между собой, но в идеале, а часто и в реальной жизни, их объединяли особые понятия о чести, замешанные на чувстве собственного достоинства, забота о репутации своей семьи и искреннее желание служить Отечеству. Обычно о методах воспитания судят по плодам, которые они приносят. И если вспомнить XIX столетие, золотой век России, ее лучших писателей, поэтов, воинов, дипломатов, нежных и преданных их спутниц, то можно сделать вывод, что, пожалуй, лучшего воспитания, чем дворянское, в нашей стране и не было. О том, что лежало в его основе, рассказывает книга Веры Боковой.


Уже в продаже: «Гибель императора Александра II в материалах следствия и суда, сообщениях прессы и свидетельствах очевидцев» Уже в продаже: «Гибель императора Александра II в материалах следствия и суда, сообщениях прессы и свидетельствах очевидцев»

Эта книга о том, как бескорыстные люди с прекрасными лицами пожертвовали собой, убив царя-реформатора Александра II, — как они считали, во имя народного блага, ибо его реформы были слабы и непоследовательны. А лучшие люди страны во главе с великим Львом Толстым пеклись если не о прощении цареубийц, то хотя бы об их помиловании. За туманными грезами о мире, где зло исправляется воздаянием добра, лучшим людям, конечно же, было не разглядеть еще очень далекий тогда 1917 год и ужасы Гражданской войны. Между тем после 1 марта 1881 года дорога ко всему этому уже была обозначена. Настоящее издание включает материалы следствия и суда, доклады министра внутренних дел М. Т. Лорис-Меликова, прокурора Санкт-Петербургской судебной палаты В. К. Плеве и других лиц, участвовавших в расследовании цареубийства, отчет о казни народовольцев, документы из различных источников, свидетельства очевидцев, а также отрывок из «Дневника событий с 1 марта по 1 сентября 1881 г.», составленного в 1881 году по горячим следам.


Уже в продаже: «Детство в купеческом доме» Уже в продаже: «Детство в купеческом доме»

В книге, насыщенной неповторимыми подробностями купеческого быта, собраны воспоминания русских коммерсантов, чье детство пришлось на вторую половину XIX века. Их деды и прадеды были крестьянами, как правило крепостными, и почти поголовно неграмотными. Их отцы, отучившиеся в начальной школе, уже умели писать и читать, но этим их образование и ограничивалось. Сами же они вступали в жизнь, когда в купеческом сословии патриархальные способы обучения уже соединялись с новыми веяниями в образовании. Поэтому среди них есть и те, кто по дворянскому образцу воспитывался гувернерами, обучался в гимназиях, поступал в высшие учебные заведения, и те, кто, окончив уездное училище, под руководством отца сразу включался в семейное дело и постигал коммерцию на практике. Как бы то ни было, в русском торговом люде росло понимание того, что образование необходимо, и это не только определило будущее его молодых представителей, но и подготовило расцвет предпринимательства и торговли в России конца XIX века.


Уже в продаже: Мария Сергеенко «Люди и нравы древней Италии» Уже в продаже: Мария Сергеенко «Люди и нравы древней Италии»

О Древнем Риме написано много, но, как ни странно, есть тема — повседневная жизнь обычных людей, — к которой историки обращаются без большой охоты. Оно и понятно: материалов на этот счет сохранилось мало и они не лежат на поверхности. Древних писателей занимали люди, с их точки зрения, более значимые, чем какой‑то сукновал, пастух или фокусник, и события более яркие, чем выпечка хлеба или урок в школе. Но есть и другие источники, которые позволяют представить, как жили свободные граждане, вольноотпущенники и рабы, населявшие Апеннины две тысячи лет назад. Антиковед Мария Сергеенко по крупицам собирала сведения о своих героях: учителях, врачах, пекарях, гостинщиках, пожарных, мимах, акробатах, управляющих сельскими имениями, цирковых возницах, трактирщиках, солдатах, гладиаторах… Их яркие портреты даны в обрамлении многочисленных подробностей быта, которые оживляют картину древнеримской жизни, делают ее для нас понятнее и ближе.


Уже в продаже: Алексей Дживелегов «Очерки итальянского Возрождения» Уже в продаже: Алексей Дживелегов «Очерки итальянского Возрождения»

Книга Алексея Дживелегова посвящена Чинквеченто, итальянскому XVI веку, когда на Апеннинах творили Рафаэль, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Тициан, Тинторетто и десятки других великих мастеров. Но книга Дживелегова не о художниках, хотя и о них в ней сказано немало, а о зародившейся в горниле Возрождения особой категории людей умственного труда — интеллигенции, ее, по выражению автора, «темных дебютах». В центре повествования три типичные фигуры: Бальдессаре Кастильоне — автор «Придворного», самого знаменитого сочинения Чинквеченто, Пьетро Аретино, прозванный за свои памфлеты «бичом государей», и гениальный скульптор Бенвенуто Челлини. Остроумные, тщеславные, смелые, сотканные из противоречий — истинные сыновья времени, в котором каждый был сам за себя, — они жили с ощущением несвободы, по мере сил стремились сохранить собственное лицо и ревностно служили своим покровителям.



Новости 1 - 20 из 70
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец