Анонсы

Скоро в продаже: «Жизнь итальянского города. Через Средние века к Возрождению» Скоро в продаже: «Жизнь итальянского города. Через Средние века к Возрождению»

В книгу вошли работы двух очень непохожих авторов. Виктор Рутенбург сжато, точно, широкими мазками создает картину того, как итальянские города — от банкирской Генуи до университетской Болоньи — развивались в своем движении от поздней Античности к Возрождению. В фокусе его внимания политика, экономика и формирование городской среды. Ирина Данилова рассказывает о Флоренции XV века, которую современники называли цветком Тосканы и всего мира. Она смотрит на великий город и его Кватроченто, прошедшее под знаком правления семьи Медичи, через призму восприятия самих флорентийцев и в первую очередь глазами художников — Джотто, Мазаччо, Перуджино, Боттичелли, Гирландайо... Два автора дополняют друг друга, создавая объемный образ возрожденческой Италии с ее бытом, особым стилем жизни, живописью и архитектурой.


Уже в продаже: Дарья Трынкина «Японская демонология» Уже в продаже: Дарья Трынкина «Японская демонология»

Тэнгу — мужчина гигантского роста с птичьим клювом, водный демон каппа, летающий череп, «снежная женщина» Юки-онна, домовой дзасики-вараси, цукумогами — ставшие духами предметы, óни — красные, синие и черные демоны, отдаленно напоминающие чертей, рогатые пауки о шести хвостах величиной с корову, волшебные животные, духи растений и прочая нечисть. Оборотни всех сортов, опасные, страшные, часто отвратительного вида и склонные к людоедству. Пантеон японской демонологии неисчерпаем. Демоны живут среди людей, а иногда даже являют собой часть души человека, которая действует без его ведома. Вера японцев в них столь живуча, что до сих пор порождает новых персонажей, которые находят свое место в городском фольклоре. Обо всем этом рассказывается в книге, источником которой послужили японские письменные памятники VIII–XIV веков, «литература о чудесном», художественные и анимационные фильмы.


Уже в продаже: Алла Ястребицкая «Западная Европа XI – XIII веков. Эпоха, быт, костюм» Уже в продаже: Алла Ястребицкая «Западная Европа XI – XIII веков. Эпоха, быт, костюм»

В фокусе внимания этой книги быт и повседневная жизнь людей в эпоху европейского Высокого Средневековья — времени, когда научились ходить под парусом против ветра и освоили производство бумаги, построили ветряные мельницы и узнали арабские цифры, придумали футбол и стали перегонять спирт, когда появились механические часы, пуговицы, очки, брюки и юбки и многое другое, без чего не обходится современная цивилизация. Речь в ней идет о жилище, мебели, утвари, пище, одежде и о том, как все это изготовлялось и перевозилось; о доспехах и возникновении огнестрельного оружия; о сельском хозяйстве, ремесленной технике, транспорте; о болезнях, эпидемиях и гигиене, представлениях об устройстве человеческого организма и медицинской помощи. А также о городе и деревне в целом и о том, каков был жизненный уклад горожан, крестьян, феодалов и духовенства.


Уже в продаже: Владимир Богданов «Вперед к прошлому, или Познавательная археография» Уже в продаже: Владимир Богданов «Вперед к прошлому, или Познавательная археография»

На вопрос, как научиться понимать жизнь прошедших поколений, археограф скорее всего ответит: путем анализа информации в документах, которые они оставили. Поиск, изучение и введение таких документов в научный оборот и есть основная задача археографии, существующей в тесной связи с филологией, текстологией, архивоведением, дипломатикой, а порой и с криминалистикой. Археограф Владимир Богданов повествует о достижениях науки, которой занимается, свежо и увлекательно, причем во многом основываясь на собственном опыте. Он рассказывает о поисках и находках старообрядческих письменных памятников, приводит последние результаты исследования «Новгородского кодекса» — древнейшей восточнославянской книги, раскрывает малоизвестные подробности отречения Николая II и делает экскурс в историю развития отечественной археографии.


Уже в продаже: «Русский быт накануне Петровских реформ. Жилище, еда, одежда, деньги, занятия русских людей в XVII веке» Уже в продаже: «Русский быт накануне Петровских реформ. Жилище, еда, одежда, деньги, занятия русских людей в XVII веке»

Существует представление, что до Петра I повседневный уклад русских людей не менялся веками, но это заблуждение: перемены, пусть и медленно, происходили, а в XVII веке они охватили все стороны русской жизни. Преображалась бытовая культура не только знати, но и крестьян. Важный штрих: дошедшие до нас свидетельства изображают крестьянский двор богаче постройками, чем раньше. В домах состоятельных людей появились стекла в окнах, стулья, а на столе — фаянсовая посуда и кое‑где вилки. Изысканнее стала пища: источники отмечают более пятидесяти видов пирогов. В торговых рядах продавались привозные ткани, кружева, галуны, нитки всех цветов. Возник сафьянный завод, улучшилась выделка железных изделий, внедрялись новые агротехнические приемы. Происходившие перемены в умах отразились на внешнем виде: потерял силу обычай, предписывающий различие в длине одежды между знатными и простыми людьми. Словом, было в русском XVII веке то, за что его можно уважать, и то, ради чего его следует узнать поближе.


Уже в продаже: Вера Бокова «Отроку благочестие блюсти…Как наставляли дворянских детей» Уже в продаже: Вера Бокова «Отроку благочестие блюсти…Как наставляли дворянских детей»

Русское дворянство — это и высшая аристократия, допущенная ко двору, и аристократия непридворная, но родовитая, и мелкопоместные дворяне, и приобретшие дворянство по порядку службы офицеры и чиновники. Существовали дворяне потомственные и личные. Эти слои почти не смешивались между собой, но в идеале, а часто и в реальной жизни, их объединяли особые понятия о чести, замешанные на чувстве собственного достоинства, забота о репутации своей семьи и искреннее желание служить Отечеству. Обычно о методах воспитания судят по плодам, которые они приносят. И если вспомнить XIX столетие, золотой век России, ее лучших писателей, поэтов, воинов, дипломатов, нежных и преданных их спутниц, то можно сделать вывод, что, пожалуй, лучшего воспитания, чем дворянское, в нашей стране и не было. О том, что лежало в его основе, рассказывает книга Веры Боковой.


Уже в продаже: «Гибель императора Александра II в материалах следствия и суда, сообщениях прессы и свидетельствах очевидцев» Уже в продаже: «Гибель императора Александра II в материалах следствия и суда, сообщениях прессы и свидетельствах очевидцев»

Эта книга о том, как бескорыстные люди с прекрасными лицами пожертвовали собой, убив царя-реформатора Александра II, — как они считали, во имя народного блага, ибо его реформы были слабы и непоследовательны. А лучшие люди страны во главе с великим Львом Толстым пеклись если не о прощении цареубийц, то хотя бы об их помиловании. За туманными грезами о мире, где зло исправляется воздаянием добра, лучшим людям, конечно же, было не разглядеть еще очень далекий тогда 1917 год и ужасы Гражданской войны. Между тем после 1 марта 1881 года дорога ко всему этому уже была обозначена. Настоящее издание включает материалы следствия и суда, доклады министра внутренних дел М. Т. Лорис-Меликова, прокурора Санкт-Петербургской судебной палаты В. К. Плеве и других лиц, участвовавших в расследовании цареубийства, отчет о казни народовольцев, документы из различных источников, свидетельства очевидцев, а также отрывок из «Дневника событий с 1 марта по 1 сентября 1881 г.», составленного в 1881 году по горячим следам.


Уже в продаже: «Детство в купеческом доме» Уже в продаже: «Детство в купеческом доме»

В книге, насыщенной неповторимыми подробностями купеческого быта, собраны воспоминания русских коммерсантов, чье детство пришлось на вторую половину XIX века. Их деды и прадеды были крестьянами, как правило крепостными, и почти поголовно неграмотными. Их отцы, отучившиеся в начальной школе, уже умели писать и читать, но этим их образование и ограничивалось. Сами же они вступали в жизнь, когда в купеческом сословии патриархальные способы обучения уже соединялись с новыми веяниями в образовании. Поэтому среди них есть и те, кто по дворянскому образцу воспитывался гувернерами, обучался в гимназиях, поступал в высшие учебные заведения, и те, кто, окончив уездное училище, под руководством отца сразу включался в семейное дело и постигал коммерцию на практике. Как бы то ни было, в русском торговом люде росло понимание того, что образование необходимо, и это не только определило будущее его молодых представителей, но и подготовило расцвет предпринимательства и торговли в России конца XIX века.


Уже в продаже: Мария Сергеенко «Люди и нравы древней Италии» Уже в продаже: Мария Сергеенко «Люди и нравы древней Италии»

О Древнем Риме написано много, но, как ни странно, есть тема — повседневная жизнь обычных людей, — к которой историки обращаются без большой охоты. Оно и понятно: материалов на этот счет сохранилось мало и они не лежат на поверхности. Древних писателей занимали люди, с их точки зрения, более значимые, чем какой‑то сукновал, пастух или фокусник, и события более яркие, чем выпечка хлеба или урок в школе. Но есть и другие источники, которые позволяют представить, как жили свободные граждане, вольноотпущенники и рабы, населявшие Апеннины две тысячи лет назад. Антиковед Мария Сергеенко по крупицам собирала сведения о своих героях: учителях, врачах, пекарях, гостинщиках, пожарных, мимах, акробатах, управляющих сельскими имениями, цирковых возницах, трактирщиках, солдатах, гладиаторах… Их яркие портреты даны в обрамлении многочисленных подробностей быта, которые оживляют картину древнеримской жизни, делают ее для нас понятнее и ближе.


Уже в продаже: Алексей Дживелегов «Очерки итальянского Возрождения» Уже в продаже: Алексей Дживелегов «Очерки итальянского Возрождения»

Книга Алексея Дживелегова посвящена Чинквеченто, итальянскому XVI веку, когда на Апеннинах творили Рафаэль, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Тициан, Тинторетто и десятки других великих мастеров. Но книга Дживелегова не о художниках, хотя и о них в ней сказано немало, а о зародившейся в горниле Возрождения особой категории людей умственного труда — интеллигенции, ее, по выражению автора, «темных дебютах». В центре повествования три типичные фигуры: Бальдессаре Кастильоне — автор «Придворного», самого знаменитого сочинения Чинквеченто, Пьетро Аретино, прозванный за свои памфлеты «бичом государей», и гениальный скульптор Бенвенуто Челлини. Остроумные, тщеславные, смелые, сотканные из противоречий — истинные сыновья времени, в котором каждый был сам за себя, — они жили с ощущением несвободы, по мере сил стремились сохранить собственное лицо и ревностно служили своим покровителям.


Уже в продаже: Виктор Бердинских «Русь крестьянская» Уже в продаже: Виктор Бердинских «Русь крестьянская»

В основе книги Виктора Бердинских, созданной в жанре «устной истории», воспоминания стариков-крестьян, которые он начал собирать еще в 1980‑е годы. Эти люди пережили такие бури, которых с избытком хватило бы на несколько веков тихого, бескризисного развития. С ними вместе канул в прошлое огромный материк народного бытия. Их рассказы противоречивы, порой скомканны, но в них бьется пульс настоящей жизни и звучит живой русский язык. Герои книги вспоминают подробности сельского быта довоенной и военной поры — о том, как жили и выживали, как работали и воспитывали детей, во что верили, как питались и одевались. В книгу включено более сотни уникальных фотографий, сделанных выдающимся фотохудожником С. А. Лобовиковым, на которых запечатлен повседневный быт русских крестьян начала XX века.


Уже в продаже: Алексей Казаков «Журналисты и разведка» Уже в продаже: Алексей Казаков «Журналисты и разведка»

Только одна профессия — шпионаж — может поспорить с журналистикой за звание второй древнейшей. Эти два занятия тянутся друг к другу и нередко успешно совмещаются, чему есть немало хрестоматийных примеров — от Рихарда Зорге до Яна Флеминга и Кима Филби. В этой книге речь идет о не столь известных или вовсе доселе неизвестных, но не менее захватывающих переплетениях журналистики и шпионажа. В ее основе недавно рассекреченные документы американских и английских спецслужб — ЦРУ, МИ5 и МИ6, донесения советской разведки, которые перехватывались и декодировались американцами в рамках проекта «Венона» в 1943 – 1980 годах, так называемые Тетради Васильева — конспекты, сделанные в архивах КГБ и затем вывезенные на Запад, и другие уникальные источники. Очерки Алексея Казакова документальны, эксклюзивны, насыщены информацией.


Уже в продаже: Наталия Иофан «Культура древней Японии» Уже в продаже: Наталия Иофан «Культура древней Японии»

Перед вами энциклопедия древней японской культуры — небольшая, но емкая. Наталия Иофан, блестящий знаток Японии, собрала в своей книге богатый материал, в котором данные археологии, этнографии, мифологии и литературных памятников сочетаются с глубокими познаниями автора в японской архитектуре, скульптуре, живописи, музыке и театре. Результатом стала картина жизни на Японских островах в тот интереснейший период, когда с распространением в конце V — начале VI века буддизма вырабатывалось религиозное мировоззрение японского народа и происходило становление его психологического склада. Устремившаяся в этот период в Японию потоком чужеземная культура преломилась в национальном сознании японцев столь удивительным образом, что, ничуть не нарушив его естественное развитие, способствовала возникновению новых традиций и канонов, которые по сей день формируют особый японский стиль.


Уже в продаже: Анна Павловская «Страсти вокруг мяса, или Пища кочевников» Уже в продаже: Анна Павловская «Страсти вокруг мяса, или Пища кочевников»

Основой гастрономических систем мировых цивилизаций было зерно. В основе питания варваров — носителей кочевнической культуры — было мясо. Образ жизни определял еду, но и еда, в свою очередь, влияла на образ жизни. По мере того как складывались земледельческие и скотоводческие объединения этносов, еда превращалась в маркер и становилась важнейшим фактором идентификации и самоидентификации. Окончательному размежеванию помешали походы кочевников на земледельческие области. Смешение народов привело к слиянию земледельческого и скотоводческого начал, и это предопределило появление богатейших гастрономических культур Ближнего Востока и Передней Азии. О том, как это происходило, и рассказывается в книге Анны Павловской.


Уже в продаже: Илья Шифман «Цезарь Август» Уже в продаже: Илья Шифман «Цезарь Август»

Герой этой книги был почти незаметен до оглашения завещания двоюродного деда по материнской линии Гая Юлия Цезаря, который, к удивлению современников, объявил его сыном и наследником. Но выступив в девятнадцать лет на политическую авансцену, он сумел переиграть неизмеримо более опытных и влиятельных соперников. Сосредоточив в своих руках важнейшие должности, он прекратил опустошительные гражданские войны и расширил границы Римского государства. При нем укрепилась экономика Рима, расцвели сельское хозяйство, ремесла, торговля, а после него империя два века обходилась без внутренних потрясений. Тем не менее его часто изображают расчетливой посредственностью, дорвавшейся до власти, и традиционно не в его пользу сравнивают с приемным отцом. И сам Цезарь Октавиан Август, словно сомневаясь в себе, перед смертью спрашивал приближенных, хорошо ли ему удалось сыграть «комедию жизни». Антиковед, доктор исторических наук Илья Шифман прослеживает жизненный путь первого римского императора и дает свой ответ на этот вопрос.


Уже в продаже: «Культура домонгольской Руси» Уже в продаже: «Культура домонгольской Руси»

Что представлял собой язык, на котором говорили наши предки в домонгольскую эпоху, какие слова составляли основу древнерусского словаря? Куда уходят истоки русской литературы и что стало основой ее самостоятельности? Как развивалась строительная культура, в чем заключалось своеобразие архитектуры в различных русских землях? Как были восприняты на Руси и обрели свои национальные черты византийские традиции мозаики, фрески и иконописи? В чем были особенности русского прикладного искусства — эмали, черни, резьбы по дереву и камню и т. д. и почему самостоятельной отраслью изобразительного искусства на Руси не стала скульптура? Что привнесла в русскую культуру церковь и как влияло на развитие культуры сложное переплетение христианских представлений и языческих пережитков в сознании древнерусского человека? На все эти вопросы отвечает книга, в которую включены очерки отечественных историков первой величины, посвященные важнейшим сторонам духовной культуры домонгольской Руси.


Уже в продаже: «Иван Грозный. Двойной портрет» Уже в продаже: «Иван Грозный. Двойной портрет»

В книгу вошли работы двух выдающихся отечественных историков Роберта Виппера и Сергея Платонова. Вышедшие одна за другой вскоре после Октябрьской революции, они еще свободны от навязанных извне идеологических ограничений — в отличие от последующих редакций публикуемой здесь работы Виппера, в которых его оппоненты усмотрели (возможно, не совсем справедливо) апологию сталинизма. В отношении незаурядной личности Ивана Грозного Виппер и Платонов в чем‑то согласны, в чем‑то расходятся, они останавливаются на разных сторонах его деятельности, находят свои объяснения его поступкам, по‑своему расставляют акценты, но тем объемнее становится портрет царя, правление которого составляет важнейший период русской истории.


Уже в продаже: Александр Амфитеатров. «Дьявол в быту, легендах и литературе Средних веков» Уже в продаже: Александр Амфитеатров. «Дьявол в быту, легендах и литературе Средних веков»

Исследование «Дьявол в быту, легендах и литературе Средних веков» стоит особняком в творчестве популярнейшего писателя Серебряного века Александра Амфитеатрова (1862—1938). Оттолкнувшись от книги итальянского профессора Артуро Графа «Дьявол», который сосредоточился на теологической литературе, Амфитеатров пошел значительно дальше своего первоисточника. Он сделал попытку изучить жизнь дьявола в человеческом сознании на всем культурном пространстве Средних веков — с того момента, как на заре христианства сложилась подробная его биография, до дней, когда идея, дававшая ему жизнь, почти изжила себя. Блестящая эрудиция позволила Амфитеатрову привлечь не только западные, но и русские источники, использовать мифологию и т. п. Он излагает родословие Сатаны, рассказывает о его физиологии и психологии, описывает дьявольские искушения, козни и наваждения, касается тонкостей бесовской магии, предоставляет слово побывавшим в аду очевидцам и приводит подробности борьбы с дьяволом духовенства.


Уже в продаже: Наренда Кришна Синха, Анил Чандра Банерджи «История Индии от появления ариев до начала колониальной эры» Уже в продаже: Наренда Кришна Синха, Анил Чандра Банерджи «История Индии от появления ариев до начала колониальной эры»

«История Индии» Н. К. Синха и А. Ч. Банерджи выдержала на родине авторов десятки изданий. Первоначально она была предназначена студентам, но постепенно знакомство с ней стало чуть ли не обязательным для образованных слоев общества. Дело в том, что Н. К. Синха и А. Ч. Банерджи не просто изложили историю своей страны, но и отразили индийский взгляд на нее, дав, таким образом, своеобразный ответ тому, что писали и пишут об Индии историки других стран, прежде всего английские. В настоящее издание включена, как представляется, самая интересная часть работы Н. К. Синха и А. Ч. Банерджи, которая охватывает период от прихода на Индостан ариев до начала колониальной поры. Перед нами, как в калейдоскопе, меняются династии, происходят вторжения Дария и Александра Македонского, одна индийская империя вырастает на обломках другой, возникает Делийский султанат, наконец, образуется империя Великих Моголов, и все это время, несмотря на множество препятствий, происходит формирование индийской нации.


Уже в продаже: Николай Болгов «От гетеры до игуменьи. Женщина в Ранней Византии: мир чувств и жизнь тела» Уже в продаже: Николай Болгов «От гетеры до игуменьи. Женщина в Ранней Византии: мир чувств и жизнь тела»

В фокусе рассмотрения Николая Болгова судьба женщины в постклассическом мире, в котором встретились Античность и христианство. Византия IV – VI веков в светской жизни еще в значительной степени сохраняла классический культ красивого человеческого, прежде всего женского, тела, но христианские богословы уже вели бескомпромиссную и вполне успешную борьбу с наготой, разжигающей похоть. Происходили радикальные изменения в области морали, которые влияли буквально на все. Прибегая к светским и церковным источникам, автор рассказывает, как отражалось на повседневном образе существования византийских женщин немирное соседство христианского аскетизма и античной свободы нравов, — о том, как они жили, любили, растили детей. Попутно сообщается немало интересного о быте и личной жизни женщин разных слоев — гетер, монахинь и представительниц знати.



Новости 1 - 20 из 60
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец